Брест: пробег “Память”

БегПисать об этом пробеге тяжело: он – мемориальный.

Я участвовал в восьми пробегах “Память”. Только в 2008 году погода способствовала бегу -- было тепло и слабый южный ветер. Сегодня – штатная погода: дождь со снегом и холодный норд-норд-вест. Однажды была и настоящая метелица-завируха. Погода в это время нестабильна, -- в молодости часто сидел в аэропортах, – но всё же, стоя здесь, на площади у Дворца профсоюзов, неосознанно задумываюсь: почему снег, слякоть и холод -- сегодня? Неправомерность моего “почему” понятна по бъективным реалиям природы. Но я – человек, потому даже такие реалии могу воспринимать субъективно и эмоционально: почему сегодня слякотно и неуютно?..

Возможно, Небо, лишая нас удовольствия и радости бега, напоминает: пробег MEMORIальный, пробег-ПАМЯТЬ, пробег-ПОКАЯНИЕ перед теми, кого мы предали своим равнодушием и подлостью -- послали неизвестно куда “железной рукой загонять народ в коммунизм” по подобию своего коммунизма образца тысячадевятьсот проклятого года, который, начавшись в 1917-м, не окончился и спустя 90 лет. Писать об этом пробеге тяжело: он – мемориальный. Потому о нём больше ничего…

Память

Пробег

Брест

Пробег

Память

пробег Память

парад

Шествие

Память
Стою у Памятника…
“Бойся равнодушных: они не убивают и не
предают, но только с их молчаливого
согласия существует на земле
предательство и убийство…”
Бруно Ясеньский

Cоветские люди не были равнодушными к афганской войне: кричали-митинговали – одобряли решение ЦК КПСС и Советского правительства о вводе ограниченного контингента советских войск по просьбе руководства Афганистана. По просьбе того руководства, которое эта партия и правительство привезли из Москвы, предварительно тайно уничтожив реальное руководство, не нравившееся кремлёвским диктаторам.

Cоветские люди не были равнодушными к афганской войне -- были равнодушны к чужим детям: в своих семьях у одних только дочки, другие надеялись, пока их сыны подрастут, чужие уже завоюют Афганистант и построят там коммунизм по образцу 1917 (27, 37…) года. И они будут ездить в Афганистан в горы, как в Прибалтику – на море.

Cоветские люди не были равнодушными к афганской войне -- были высокомерно и цинично равнодушны к афганцам и их детям, которым везли на танках и бэтээрах свой коммунистический рай в их горные норы-пещеры.

Коммуно-бандиты из райкомов и парткомов и “свора псов и палачей” других рангов лгали о некой угрозе нашей стране от американцев, которые хотели занять Афганистан. Но своим детям не позволили отвести эту угрозу -- закрыли им дорогу в Афганистан на уровне военкоматов. А потом в институтах-университетах купили оценки на вступительных экзаменах.

Ветераны Отечественной войны яростно кричали об угрозе американцев и одобряли “принятые партией и правительством меры по обеспечению безопасности нашей страны”. Но своих внуков не допустили “обеспечивать безопасность” и “выполнять интернациональный долг” -- прикрыли в военкоматах и поликлиниках. А для демонстрации искренности своего одобрения “сожалели”, что не могут поделиться опытом с молодыми: силы не те. И при этом молчали о силе-здоровье сынов и внуков – будто все ветераны бесдетные… (А квартиры получать и льготные телевизоры – откуда берутся сыны-дочки и внуки-правнуки: очереди длиннющие!..)

Стою у Памятника…
1983 год, 3 сентября. Вчера по TV-программе “Время” показали нашего лётчика-истребителя, сбившего пассажирский “боинг” южно-корейской авиакомпании, летевший по расписанию из Анкориджа в Сеул. Пилот гордился, что образцово выполнил приказ командования – расстрелял ракетой пассажирский самолёт. И потом наблюдал, как он падает в море.

…Бурный “митинг”, какие часто бывали по разным поводам в нашей инженерной службе: все одобряют приказ главкома ПВО и гордятся лётчиком. Особенно Начальник: “Правильно сделали: пусть не лезут, сволочи! Будем всех сбивать и топить, кто нарушает нашу границу!..”
Инженер В., приданный нам для помощи по срочному заданию, расширил мысль Начальника: “Американцы хотели занять Афганистан и поставить радары на вершинах гор, чтобы оттуда просматривать нашу территорию до Иркутска. Не вышло: мы опередили их! На четыре часа -- вот как надо действовать! Американцы не будут угрожать нам из Афганистана...”

Инженер В. – секретарь партбюро соседнего цеха. Его возят на лекции-семинары в райком и обком партии, а он потом проводит беседы с рабочими и инженерами своего цеха. Выдался случай -- нам “прочитал лекцию по Афганистану”, доказал стратегическую важность завоевания нами соседней страны -- опередить американцев. Мой рабочий стол-кульман крайний, в спор не вступаю -- слушаю лекции молча. Моему старшему сыну 12 лет. Дочке инженера В. – 16, а сыну семь…

Послушал лекцию и одошёл к инженеру В.:
-- Зачем тебе чужая страна? Своя же -- в руинах-колдобинах, всё ногами вверх. Посмотри себе под ноги: всё загажено, изуродовано, взорвано, ходить противно и опасно. Или земли мало? Здесь, дома, гибнет в поле, гниёт в буртах и на складах то, что выращено – вот о чём беспокоиться надо… Ты надеешься, пока твой сын вырастет, мой завоюет для тебя Афганистан и вернётся ко мне, как мой отец -- похоронкою? А твой поедет туда на экскурсию? Нет! Запомни В.: мой сын не будет воевать в Афганистане! И кремлёвские фашисты-людоеды всё равно уйдут из Афганистана. С позором! И будут прокляты афганским и советским народами… Если твой отец не научил тебя азбуке жизни, то послушай меня – чему моя мама-вдова научила меня: не копай яму чужому сыну, потому что в неё провалится твоя дочка. Эта азбука -- высший закон…

Дочка-красавица инженера В. поступила в университет.
Её жениха, чужого сына-лейтенанта, Советское правительство послало в Афганистан -- железной рукой “калашникова” строить социализм в отдельно взятой стране и учить уму-разуму тёмных горцев и их грязных и голодных детей. Чужой сын вернулся из Афганистана “цинковым мальчиком”.
Его невеста, дочка инженера В., с горя напилась. И из запоя не вышла…
Не копай яму чужому сыну: чужих детей не бывает.

Стою у Памятника…
Не только не прекратив у себя Гражданскую войну, -- она и сегодня не окончена! -- даже не похоронив солдат Отечественной войны, что собою заслонили это Отечество и каждого из нас, мы пришли с войною в чужую страну. И спровоцировали внутреннюю, гражданскую войну, самую страшную из всех войн. (Есть войны не страшные?) Но не построив там железной рукой “калашникова” социализм, уходя домой, покинули в непокорённой и разорённой стране бесконечную, как у себя, Гражданскую войну. После нас Афганистан уже сам уничтожает себя, как большевистская Россия: российские коммунисты навязали соседям свой опыт самоуничтожения страны, нации, культуры.

В нашем небольшом городе только один я “лез на рожон” против преступной и бессмысленной “афганской авантюры” кремлёвских диктаторов. Меня били ниже пояса, докладывали выше начальникам и писали доносы в КГБ. Кто бил – понятно: услужливые негодяи, у которых в семье – дочки или ещё малые сыны. Били и те, кому должность и деньги дороже даже собственного сына: надеялись, что и там им повезёт -- беда войдёт не в их дом, а в дом соседа, товарища.

В нашем небольшом городе только один я “возмущался”. Но в Союзе таких было много: все доносы пересылались на Площадь Лубянку, оттуда, оформленные в доклады, -- на Старую Площадь, которую в народе именовали Кремлём. Время шло. Наша боль и протесты накапливались, а силы старцев-диктаторов уменьшались: через Спасские Ворота, как по конвейеру, начали вывозить “орудийные лафеты” -- у Кремлёвской Стены гремели “троекратные салюты” как увертюра грядущей Перестройки…

День вывода советских войск из Афганистана – День МОЕЙ ПОБЕДЫ, мой Праздник…

Записал отдельным абзацем и по моей орфографии: тут я – и только я! -- имею право устанавливать правила правописания. Но не те, кто посылал моих детей – и своих собственных! – погибать за интересы ублюдочной “империи зла” и её маразм-вождей-людоедов.

Стою у Памятника…
МОСТ. Бэтэры-и-Солдаты -- Радость-и-Слёзы…
Радость, Слёзы-и-Благодарность ГОРБАЧЁВУ Михаилу Сергеевичу…

Потом его обгадят с головы до пят. Обгадят те, кто кричал-одобрял и молчал-одобрял.
Его будут топтать-проклинать даже отцы и матери солдат, вернувшихся домой живыми, за то, что “разрушил Союз”. Эти люди, называвшие себя “лучшей частью человечества”, хотели навязать всему миру мораль ублюдков-нелюдей, предавших своих детей – пославших их в чужую страну убивать и калечить чужих детей.

Ветераны войны будут обгаживать Горбачёва особенно старательно. Они даже обвинят солдат-“афганцев”: участвовали в преступной войне против афганского народа. И потребуют отнять льготы: “Мы их туда не посылали”. Но от льгот для своих внуков-правнуков не откажутся: им наплевать на “афганцев”, как они наплевали на детей Погибших Солдат Отечественной войны – на детей своих товарищей-однополчан, которым по Закону Войны обязаны жизнью.

Ежежневно Союз тратил десять миллионов рублей на уничтожение людей, на разрушение домов и многовековой культуры Афганистана. Десять лет. Арифметика проста: 10млн. х 365 х 10 = … Это были миллионы советские рублей. Сколько можно было построить хороших квартир, надёжных дорог и мостов в своей стране?

Спустя 64 года после войны похоронены ещё не все Погибшие Солдаты Отечественной войны. Под Ржевом, Спас-Деменском, Синявино торчат из земли, валяются кости защитников Отечества: нет средств похоронить по-христиански. Их отцы и матери жили в нищете – уже покоятся за околицей. Их вдовы доживают век в хатах-землянках, а дети, внуки-правнуки стали изгоями -- спиваются, калечатся и убивают таких же, даже своих детей: люди доведены до уровня скотов-людоедов. На солдатских кладбищах под Воронежом, Орлом, Псковом построены гаражные кооперативы и стадионы: живут и веселятся люди на костях людей, своих отцов и дедов-прадедов.

10 х 365 х 10 = миллионов истрачены, чтобы пушками, ракетами и гусеницами построить в чужой стране социализм по подобию своего.

Стою у Памятника...
Я имею право сказать: “Я ИХ ТУДА НЕ ПОСЫЛАЛ”. Но так я не говорил и никогда не скажу – потому что и я виноват.

Я имею право сказать: “Я их туда не посылал”. Потому что их послали туда их же отцы и матери: никто не упал под колёса автобуса, никто не лёг на рельсы перед электричкой, когда его сына увозили на преступную войну – УБИВАТЬ ЧУЖИХ ДЕТЕЙ.

Я имею право сказать: “Я их туда не посылал”, потому что Верховный Совет СССР не объявлял официально войны Республике Афганистан: все советские солдаты, от генерала до рядового, были на той войне добровольцами.*

Я имею формальное право сказать: “Я их туда не посылал”. Потому что они сами, – собственноручно, – писали рапорты-заявления с просьбой послать их служить в Афганистан. Не воевать – служить. Хотя иной службы там не было – одна: убивать людей...
Но я этого не скажу, потому что не знаю, как поступил бы я в двадцать лет, обманутый командирами-начальниками и Коммунмстической партией.

Стою у памятника…
В Афганистане погибли три генералы. Они отдавали приказы уничтожать “моджахедов”, “душманов”, “духов” – людей, граждан страны Афганистан, которые не сделали зла их стране даже мизинцем.
За что же их уничтожали? За что ковровым бомбометанием уничтожали их хилые жилища, их и без того горькую и скудную землю? За что убивали и калечили их детей? За что убили миллион афганцев и пять миллионов вынудили покинуть свой дом, страну?

Сыны двух генералов, которые были командирами в афганской войне, вернулись домой “цинковыми мальчиками”. Один генерал – белорус, осиповичский. Почти земляк.
Памятник в Бресте – и сынам генералов.

Полковник Д. в отставке:
“Я посоветовал сыну поступать в училище ВДВ. Знаю, что это такое: служба тяжёлая. Но мне было интересно. Думал и у сына будет интересная служба… Мне вернули сына в цинковом гробу – привезли и внесли в дом… Прости, сынок…” Памятник в Бресте – и сыну полковника Д.

Стою у Памятника…
Немцы поставили памятник дезертирам Второй мировой войны. В Карлхорсте…

В Советской армии были случаи, чтобы офицеры и солдаты отказывались писать рапорт – не желали убивать людей в Афганистане? Легко представить, что было бы с солдатом, который отказался “выполнять интернациональный долг”: сослуживцы довели бы его до самоубийства. Возможно, убили бы. За то, что он не хотел убивать людей, ни в чём не виновных перед ним, его семьёй и его страной. Мотив ублюдков примитивен: “Мы там за тебя, сука, должны погибать?!!” Погибать… И – вместо(!) кого-то. А то, что они просят(!) послать их убивать ни в чём, ни перед кем невиновных людей, воспринимают нормально: так надо.

Какой “интернациональный долг” выполняли в Афганистане советские солдаты -- долг перед каким “интернационалом”? Вот тот “интернационал” -- поимённо:
АНДРОПОВ Юрий Владимирович, еврей,
БРЕЖНЕВ Леонид Ильич, русский,
ГРОМЫКО Андрей Андреевич, белорус,
СУСЛОВ Михаил Андреевич, русский,
УСТИНОВ Дмитрий Фёдорович, русский.
Суслов -- идеолог “интернационала”, Устинов -- диктатор-командир. Андропов и Громыко – обслуга. Брежнев – никто: у него взяли имя -- для подписи.

Немцы поставили памятник дезертирам Второй мировой войны. В Карлхорсте…

Стою у Памятника…
В Бресте приносят цветы к Памятнику жертвам кремлёвского “интернационала” – Память-и-Покаяние.

В Гомеле приносят цветы к памятнику Громыко А.А. – память-и-уважение земляку, подписавшему смертный приговор 15 тысячам чужих детей. По его приговору ещё 60 тысяч чужих детей стали инвалидами. По этому приговору каждый год уходят от нас, – и от своих отцов-матерей и детей, -- 15 тысяч чужих детей, вернувшихся из Афганистана живыми.
Чужих детей у людей не бывает – только у нелюдей…

Стою у Памятника…
20 лет назад 60 тысяч советских солдат вышли из Афганистана – вернулись домой живыми.
Вышли… Если бы не вышли, каждый из них мог вернуться в семью “цинковым мальчиком”. Или не вернуться – остаться в чужой земле. Не Горбачёв их спас, а МЫ – я и тысячи диссидентов и дисидэтов**. Горбачёв лишь услышал требование тысяч честных, образованных и неравнодушых людей, патриотов страны и выполнил его -- остановил преступную войну.

В Гомеле приносят цветы к памятнику Громыко А.А., подписавшему смертный приговор 15 тысячам чужих детей. Горбачёва М.С., спасшего от гибели тысячи людей, -- но не спасшего от развала людоедскую “империю зла”, – проклинают и обгаживают. Мораль расчеловеченых советских людей.

Стою у памятника…
Солдаты, собрав гильзы, прошли мимо к палатке. На аллее рассеялся пороховой дым…
К Памятнику подошла молодая женщина с ребёнком. Кто она? Кого помнит-вспоминает? Кого будет дома поминать?..
Память

…………………………

* Добровольцы по международному праву являются наёмниками-бандитами.
** ДИСиДэНТ – аббревиатура: Движение Интеллектуального Сопротивления Диктатуре Негодяев-Товарищей.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
14 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
������ ���� Diablo 4 ������ ���� ������� ����� ������ ���� ���������-������ ������ ���� Minecraft ������ ���� Assassin's Creed ������ ���� COD 2 ������������ � ���� � ������� ������� ������� �������� ����-������� ������� � ������� ������� ���� � ������� ������������ ������ ���� GTA 5 ���� 4 The SimsOnline � Minecraft 2 Assassins creed �� ������� COD 2 ������ Need For Speed 6 Grand theft auto london Gta unlimited ��� 5 Sims 4 ����������� �������